Про индийские и китайские дженерики: пересказ журналистского расследования.

В середине мая 2019 г. Katherine Eban, известная своими журналистскими расследованиями, издала книгу «The Bottle of Lies» («Бутылёк лжи»), в которой обобщила результаты своего многолетнего расследования качества воспроизведенных лекарственных препаратов (генериков), производимых за рубежом для продажи на американском рынке. Ниже представлен обзор книги K. Eban «The Bottle of Lies»? Равиля Ниязова (кандидат медицинских наук, специалист по разработке и регулированию лекарств, ООО «Центр научного консультирования», консультант по рынкам государств — членов Евразийского экономического союза в Корейском институте развития медицинской промышленности при Министерстве здравоохранения Южной Кореи).

Произведение служит хорошим примером того, как хорошее с точки зрения здоровья населения начинание в виде удешевления лекарств за счет создания более дешевых копий может быть полностью дискредитировано недобросовестной работой отдельных производителей и даже целых стран. В итоге генерики — лекарства, не отличающиеся по своему клиническому результату от оригинальных эталонов, коль скоро они разработаны и производятся в соответствии с современными научными стандартами, — понесли гигантский репутационный урон, поскольку любое благое намерение можно довести до его противоположности, если сосредоточиться исключительно на наживе, не оглядываясь на здоровье и благополучие потребителей — наиболее уязвимых категорий людей, нуждающихся в дешевых лекарствах. Но по порядку.
Collapse )

Абсурд, в котором мы живём.

Абсурдные лозунги и плакаты, с которыми выходят на «Монстрацию», перестали отличаться от абсурдности общественно-политической жизни страны. Невнимательный обыватель может перепутать: где художественный перфоманс, каламбур и шутки, а где актуальная политическая позиция. Где искренний выход на улицу, а где «добровольно-принудительные» демонстранты. Местное интернет-издание барнаул.фм предлагает сравнить.















По домам.

Вот бы побывать в тех домах, где жил когда-то. Посмотреть что там сейчас, как люди живут, пофантазировать как бы сам все устроил, живя там и дальше. Прям с самого начала бы прошёлся, с общежития при швейной фабрике. Как там сейчас, кто и как живёт? А кто сейчас живёт в хоромах на ленинском? Там же в коридоре на велосипеде ездить можно было! А там где дедушка с бабушкой жили, там теперь как? Как новые жильцы расставили мебель, какая она? Да и в домах друзей и знакомых тоже бы с интересом побывал. Жаль не все дома уцелели. В Москве на фестивальной улице уже нет пятиэтажки с уютной кухней возле кинотеатра "Нева". Остальные зато целы, но как туда попасть? Бывают странные желания.

Варенье из слизней.

Люди постарше меня помнят что такое рыбий жир. Его вкус и запах навсегда въелся в глубины подсознания. Полезный продукт, но уж очень невкусный. Современные технологии позволяют скрыть вкус и оставить только пользу путем капсулирования. Но ребенок есть ребенок, и любопытство берет верх. Дал дочке капсулу, а она её раскусила. Теперь банка с этими капсулами называется вареньем из слизней, потому что ничего противней ребенок не ел.
Почему такое название? Из какого-то мультфильма.

Симфония № 7.

9 августа 1942 года Седьмая симфония прозвучала в блокадном Ленинграде в исполнении оркестра Ленинградского радиокомитета. Исполнению придавалось исключительное значение. В день первого исполнения все артиллерийские силы Ленинграда были брошены на подавление огневых точек противника. Несмотря на бомбы и авиаудары, в филармонии были зажжены все люстры. Во время исполнения симфония транслировалась по радио, а также по громкоговорителям городской сети. Её слышали не только жители города, но и осаждавшие Ленинград немецкие войска.

С днём победы!

Дружба народов.

В наш небольшой городок на лето съезжались самые разные дети из самых разных краев, тогда ещё одной, большой страны к своим дедушками и бабушкам, а так же были те, кто там жил постоянно, но национальности у постоянно живущих тоже отличались.
Помню очень красивую девочку из Алматы, с её длинными ногами, смуглой кожей и узковатыми глазами. Из-за длинных ног, догнать её догнать или убежать от неё было невозможно. Быстрая как ракета. Были белобрысые то ли сербы, то ли хорваты брат с сестрой. Брат прирожденный организатор, массовик-затейник, аниматор и тамада. Да и сестра почти такая же. Был местный грек, у которого от Греции только внешность и фамилия, были хохлы и я из Москвы, но через непродолжительное время гэкать начинал и я, за что получал упрёки и унижения на уроках русского языка уже в Москве. С лютой злостью учительница говорила:"Ты что хохол?в русском языке буква г читается по-другому." Редко приезжал парень из Эстонии. Он забавно говорил. Мы его просили научить чему-то на эстонском языке, в итоге мы ломали языки, а он смеялся. Любые слова звучали как заклинания какие-то. Мы дружили, ссорились, даже дрались, но никогда это не было из-за национальности. Мы вообще никогда не обращали на это внимания, потому что взрослые тоже не обращали внимания, никакого акцента на это не делалось. Интересно, в какой такой момент все переменилось? Почему это стало важным? И важным для кого? Я до сих пор общаюсь со своими друзьями того времени. Нам это неважно и по сей день.
Лишь армия немного подкорректировала отношение к "тоже россиянам". Я не могу не ждать от них подвоха.